lifeworksgestaltlogobase

About Me

Моя фотография

I teach and practice Gestalt therapy, Career decision coaching, and Family Constellations work. As well as Australia, I teach workshops and training in China, Japan, Korea, the USA & Mexico. I am author of Understanding The Woman In Your Life, a book of advice for men about relationships with women. In my work as director of Lifeworks I provide therapy,  training and supervision. I am a Phd candidate, studying the interpersonal dynamics of power, and am currently director of an MA in Spiritual Psychology for Ryokan College, an accredited online institution based in LA.

среда, 27 августа 2014 г.

Case #29 - Злая маленькая девочка

Кейти обозначила проблему - "обида на отца". Я спросил, на что именно она обижалась, она ответила, что на то, что он развелся с ее матерью, когда Кейти было 4 года.
Я исследовал природу ее проблемы. Это было 20 лет назад и с тех пор она видела отца всего 10 раз. Она знала очень мало о нем.
Она верила в то, что ее мать была жертвой, так как у отца была связь и он женился во второй раз.
Она не предпринимала никаких усилий в своей взрослой жизни, чтобы связаться с ним. Когда я спросил почему, она ответила, что раньше он приводил свою дочь от второго брака с собой и Кейти испытывала сильнейшую ревность, когда видела ту любовь, которую он проявлял к ее сводной сестре.
Я сказал ей, что не буду работать с вопросом развода ее родителей или с ее обидой (так как это в действительности не было центром ее проблем). Вместо этого, я только лишь желал работать с ней как с взрослым человеком и выяснить, что именно ей необходимо делать в настоящем времени.
Ее это не привлекало, но мои границы были четко определены.
Я рассказал ей историю своего собственного развода и о том разговоре, который у меня состоялся со старшей дочерью, когда она выросла, и о той дезинформации, в которой она жила.
Я сказал ей, что хочу поддержать ее в поиске общения с ее отцом, но не в том, чтобы оставаться в какой-нибудь беспомощном состоянии, в роли жертвы или человека, потерявшего жизненные силы .
Она унаследовала истории от ее матери и они влияли на ее отношение. Будучи взрослым человеком, она могла сделать свой собственный выбор, который могла воплотить в жизнь, и могла узнать непосредственно у отца, выслушав его рассказ. Пока она это не сделала, поэтому я сконцентрировался на том, чтобы двигаться в этом направлении в будущем, а не копаться в прошлом.
Более того, по мере того, как мы беседовали об этом, Кейти проявляла манеры и говорила голосом маленькой девочки. Я сказал ей, что понимаю и сочувствую тому, что она так много пропустила в отношениях с отцом, но с тех пор "много воды утекло" и никакая терапия или общение с ним не восстановят те потерянные годы.
Мы должны смириться с этой трагедией, принимая ее как есть, и ей нужно найти силы, чтобы двигаться дальше, начиная с этой точки отсчета.
Это было трудным рубежом, но обратные действия могли бы способствовать и подталкивали ее к тому, чтобы продолжать оставаться в беспомощном состоянии, постоянно желая получить что-то, что она пропустила.
Иногда продление сочувствия может помочь людям, а иногда необходимо устанавливать для них четкие границы и определять направление, куда нужно продолжать двигаться, вместо того, чтобы постоянно оглядываться назад. В той части ее, которая представляла собой маленькую девочку, у нее не было выбора, не было возможности идти к нему.
Она рассказывала о том, как бы она его ударила, если бы увидела, когда была маленьким ребенком. Очевидно, что ее охватила злость и я вернул все в нормальное состояние. Но она не нашла какого-либо другого способа, чтобы соотнести себя с ним и все еще была зла на него как маленькая девочка.
Поэтому я предложил эксперимент: начать с того места в комнате, которое она обозначит как находящееся рядом с ее матерью, и пройтись по комнате к отцу. Может быть для того, чтобы поговорить с ним, а может быть просто постоять рядом с ним.
Она была чрезвычайно взволнована таким приглашением и очень напугана. Я делал все, что мог, чтобы подбодрить ее, но все-таки оставлял выбор за ней. Я часто напоминал ей, что ей 24 года. Я просил ее перестать говорить голосом маленькой девочки, выпрямить спину вместо того, чтобы горбиться (она жаловалась на регулярные боли в спине), и переместиться в мир взрослых и выбора.
Медленно она согласилась на эксперимент. Она делала один шаг в заход и нуждалась в значительной поддержке на каждом шагу, чтобы не упасть. Наконец она дошла до того места, где был ее отец, и попросила кого-нибудь выступить в роли ее отца.
Ей казалось это невозможным разговаривать с ним. Поэтому я спросил ее о том, что она чувствовала, и попросил выразить это в тех предложениях, которые она могла использовать. Я предпринял это для полдюжины чувств, поэтому она могла выбрать из ряда ощущений то, которое хотела бы описать. Ей требовалось больше ободрения, чтобы она смогла произнести что-либо. На самом деле она делала маленькие резкие шумные вдохи, которые, когда улавливались, выражали ее "печаль" о его внимании к ее сводной сестре.
Она хотела задать ему вопросы, но я направлял ее, чтобы она использовала утвердительные предложения. Я отметил тот факт, что с помощью вопросов можно манипулировать человеком, и перенес ее обратно к тем причинам, по которым она хотела идти к нему.
Наконец, она заговорила с ним, сказав ему, что она была зла, обижена и ей было приятно видеть его. В основном она говорила по причине своей расстроенности и страхов. Ответ представителя заключался в том, что он был рад видеть ее; это не было тем, что она ожидала.
Весь процесс оказался очень непростым для нее. Я должен был продолжать упрощать эксперимент, например, убеждая ее в том, что это просто была группа терапии и ее отца и матери не было там, и что она просто идет по бамбуковому полу, и больше ничего не происходит. Все эти меры сократили эмоциональный выброс, только слегка.Я сопровождал ее на каждом шагу, предоставляя руководство, поддерживая и призывая ее оставаться взрослой.
Это был пример "безопасной скорой помощи" эксперимента Gestalt, когда мы делаем шаг в область, которая обычно слишком трудна для нас, и делаем это с максимально необходимой поддержкой.
Это позволяет человеку приобрести новый опыт.
Однако такие эксперименты не предписаны, и клиентам рекомендуют не включать их в новые "обязанности", но рассматривать их как исследование осведомленности и разнообразия выбора.

пятница, 22 августа 2014 г.

Case #28 - Брюки, которые разговаривают

Ненси охватила гамму вопросов. У нее было ощущение, что существует пробел между ее естественностью и ее поведением. У нее был ребенок от первого брака; и в этом взаимоотношении было очень мало реальности - они редко жили вместе.
Она говорила о своем втором браке, о том, что она сделала несколько абортов, после чего ее муж захотел еще ребенка, а она в действительности не хотела. Она говорила о том, что была очень счастлива со своим вторым супругом, но иногда скрывала от него посещение семинаров.  Она говорила о том, что не была физически сильным человеком и желала изменить это.
Я заметил, что одна проблема приводила к другой и ни одна, казалось, не задерживалась, не углублялась, чтобы бы ее можно было изменить и сфокусироваться на ней. На самом деле, она сказала, что у других терапевтов были сложности с тем, чтобы ограничить ее активность.
Я спросил ее, что ей нужно от меня: "быть спасенной", ответила она. Я объяснил ей, что часть меня была бы рада попытаться спасти ее, но на данный момент, кажется, это нет очень получается; а другая часть меня, которая хотела придать ей силы, также, кажется, не может это реализовать.
В самом начале сеанса я заметил ее брюки - с обилием цвета и сложным дизайном. Я несколько раз возвращал свой взгляд, чтобы посмотреть на них. Я также обратил внимание на ее рот: он выражал множество чувств и часто прикусывал ее губу или показывал ее зубы в определенном ракурсе.
Я отметил оба этих момента. Она не знала о том, как выглядит ее рот, и ее не интересовали ее брюки.
После продолжения дискуссии я вернулся к ее брюкам и предложил попробовать выяснить, не помогут ли они нам определить с каким вопросом работать.
Я спросил ее, что именно в них ей действительно нравится. Она указала на маленькую область вокруг лодыжки и на три разных цвета, которые она описывала как теплые тона и холодные тона.
Поэтому я попросил ее "быть" каждым цветом и дать характеристику самой себе. Она говорила о теплом, солнечном, энергичном и сияющем "я". Затем о прохладном, отражающем "я", которому нравилось оставаться наедине с собой. Затем о пронизывающем холодом, расчетливом, рациональном "я".
В свою очередь я рассказал ей о своей реакции на каждый цвет. Когда я дошел до последнего, она сразу среагировала, утверждая с опережением, что эта часть не очень хорошая и она обвиняла себя в этом.
Оказалось, что у нее было множество обязанностей, которые делали эту часть плохой. Я спросил, откуда они появились - от ее матери. Итак, мы положили подушку, которая представляла собой ее мать, и она разговаривала со своей матерью, подчеркивая свою связь с ней, но также определяя ее границы, которые ограничивают область ее требований к ней.
После этого речь зашла о ее прошлой мачехе, которая была "идеальной" в некоторых вопросах, но еще более требовательной. Я попросил ее поместить эту мачеху на подушку и она снова обозначила свою связь с ней, а также ее границы.
Я каждый раз возвращался к пронизывающей холодом/расчетливой части ее собственного "я", пытаясь активировать эту часть. Каждый раз, когда она начинала подавлять ее в себе, я спрашивал: хочет ли она, чтобы требования главенствовали над ней, и она отвечала - "нет".
Наконец, она приобрела способность слушать меня, по мере того, как я рассказывал ей о расчетливой части своего собственного "я". Я сказал ей,  что если бы я был в рабочем/деловом режиме, или если бы я чувствовал себя очень приземленным, мне было бы комфортно находится вместе с той холодной частью ее собственного "я". Или если бы я сам был в  замораживающем/расчетливом режиме, то тоже чувствовал бы себя нормально. Но если бы я чувствовал себя уязвимым или нуждающимся, меня бы это обидело.
Она способна была меня слушать, не сжимаясь, и внимать моим признаниям. Она сказала: "но ведь это именно та часть меня, которую я хочу изменить, так как она может обидеть людей". Я ответил: "Мне больше интересно то, что ты признаешь эту часть действительно частью себя, и когда ты в этом состоянии, я чувствую себя в безопасности с тобой".
Она поняла, что смысл не в том, чтобы избавиться от этой части или даже преобразовать ее, но просто в признании ее существования.
В этом сеансе было трудно найти исходную точку. Каждый раз, когда она начинала с определенной точки, эта точка смещалась. На это стоило обратить внимание - ее смещающийся фокус. Я решил не концентрировать свое внимание на этом, так как в наших отношениях не было достаточных оснований этому. Я немного поиграл с возможностью использования роли "спасителя", но решил не продолжать в этом направлении, как и прежде, это не прижилось.
Поэтому вместо того, чтобы продолжать игру в "кошки-мышки" в поисках определенной темы, я вернулся к тому, что было образом для меня - брюки. Тот факт, что они не несли никакого значения для нее, говорило о том, что мы могли бы найти в них что-то новое, несмотря на ее непринятие образного мышления. Она сразу же точно обозначила три важные части своего "я".
Затем я исследовал их во взаимоотношении - отреагировал на каждую из них.
Ее непринятие третьей части всплыло на поверхность, и это ясным образом указывало на ту работу, которую необходимо было проделать: поработать с требованиями к ней и их источником.
После того, как мы проделали это, она приобрела способность принести эту часть в отношения со мной и с самой собой.
Результатом стала та цель, которую мы преследуем в процессе Gestalt: интеграция.

вторник, 19 августа 2014 г.

Case #27 - Высокая нравственность

У Джона была небольшая фирма. Его беспокоило то, что он был очень честный человек в моральном отношении. В своей работе на рынке, на котором "сойдет все, что угодно", он руководствовался своими строгими принципами и придерживался их. Подобным образом он вел себя и в семье: проявляя серьезное отношение к своим обязанностям, уважение к своим родителям и следуя традициям.
Тем не менее он чувствовал себя загруженным и обремененным и задавал себе вопрос: действительно ли его высокая нравственность была добром и не обанкротится ли в действительности его предприятие в конце концов только потому, что он не желал применять те нечестные уловки, которые использовали его конкуренты (например, промышленный шпионаж).
Сначала я попытался найти сильные стороны в способе его существования в мире, но это не очень помогло ему. Его беспокоило то, что в реальном мире подобная тактика ему никак не поможет, но в то же время он желал оставаться в своих строгих нравственных рамках.
Поэтому я попросил его определить две полярности: историческое лицо, которое могло бы представлять собой высоко нравственного человека, а затем кого-то, кто мог бы представлять собой "любого" человека.
Он выбрал двоих и я попросил его ставить себя на место каждого по очереди и вести диалог между ними двумя. Он посчитал это чрезвычайно трудным заданием и постоянно хотел выйти из роли. Он спросил "а можно мне просто объединить их обоих"? Но интеграция оказалось непростым делом…
Он сказал, что когда играл роль нравственного человека, он при этом следовал глубокой и древней традиции жизни китайского подданного, в то время как другая роль также включала в себя эти ценности.
Таким образом, было понятно то, насколько важным для него было следование традиции, основополагающим этическим нормам китайской культуры.
Поэтому я предложил ему выйти из обеих ролей, откинуться назад в своем кресле и поговорить с каждой стороной. Он признал важность традиции и затем также признал, что возможно он может научиться чему-нибудь полезному у другой стороны.
Это было решающим шагом для него.
Я предложил ему представить себя на месте Императора, у которого два советника вместо одного, и что в конце решение будет приниматься им лично.
Он почувствовал себя лучше, услышав это, и смог осознать ценность "дополнительного" советника.
Он вспомнил то, что похожее на его проблему с бизнесом отчасти случалось и в его личной жизни, когда он принимал вещи настолько серьезно, что никогда не чувствовал себя отдохнувшим.
Поэтому мы определили двух других советников, один из которых напоминал ему о его обязанностях, а другой был более непочтительный, безответственный и ориентированный на развлечения.
Снова он почувствовал облегчение от того, что у него есть два советника и все же он может принять окончательное решение самостоятельно. Я попросил его определить реального человека из его жизни, который был бы ориентирован на развлечения, для роли советника, и он упомянул своего двоюродного брата. Раньше он воспринимал двоюродного брата в негативном свете, но сейчас он мог видеть в нем ценное и подумать о том, чтобы провести с ним некоторое время.
Мы использовали ориентацию Gestalt в направлении полярностей, которая подразумевает, что для любого каждого свойства всегда подразумевается противоположность. Избыточное отклонение в одну сторону производит разрыв. Процесс Gestalt ориентирован на интеграцию, которая должна достигаться через реальный процесс без потери полноценного контакта с обеими сторонами, а не только лишь посредством интеллектуального понимания.
Он не мог приспособиться к обычной форме эксперимента (непосредственный диалог), поэтому нам всегда необходимо проявлять желание к применению гибкого подхода к проблеме корректировки эксперимента на месте в ответ на желание и отзывы клиента.

суббота, 16 августа 2014 г.

Case #26 - Отдавая и получая

Трейси любила путешествовать, в одиночку. Ей нравилось быть независимой женщиной. Она ездила домой каждые несколько недель всего на три дня и это ее устраивало. У нее была собственная квартира в городе. Она сказала, что это устраивало ее мужа, так как у нее были завышенные требования, что неизбежно приводило к ссорам.
Она чувствовала себя хозяйкой своей жизни и сейчас, когда их сын стал совсем взрослым, ей не нужно было выполнять семейные обязанности. Ей нравились ее стиль жизни и ее работа.
Однако ее беспокоило то, что она начинала впадать в панику, когда была дома, по прошествии короткого периода времени.
Пытаясь проникнуть глубже, я спросил о ее родителях. У нее была определенная доля свободы, когда она росла: ее мать была занята уходом за детьми, ее отец предоставлял ей определенные привилегии, относясь к ней "немного как к мальчику", хотя он также был любящим по отношению к ней. Однако внимание, которое он ей уделял, нередко выражалось в том, что ее заставляли что-то делать или вести себя хорошо. Главным вопросом дела было следующее: ситуация обозначалась как "или-или". Или она получала внимание, или у нее была свобода, но точки соприкосновения между этими полярностями не было.
Затем я предложил эксперимент для того, чтобы исследовать ее отношения с супругом.
Мы встали лицом к лицу напротив друг друга. Руки сложены: знак ожидания внимания. Руки разведены в стороны: знак свободы.
Она сразу же расстроилась. Она сказала, что не хочет быть в позиции ожидания внимания, это слишком давило на нее и ее охватывала паника.
Я спросил ее, как часто, по своей воле, она чувствовала, что ей нужно быть в этой позиции, естественно, когда речь идет об отношениях с ее мужем. Она сказала, что ей нужно еще больше свободы, чем у нее есть. Я спросил: насколько больше при отсутствии чувства долга. Она ответила: два раза в год на несколько дней возвращаться домой, а оставшееся время использовать по своему усмотрению.
Это не укладывалось в мою модель взаимоотношений, но я готов был допустить, что это могло быть ее моделью отношений.
С учетом этого мы продолжили. Она соглашалась оставаться в позиции ожидания внимания на очень короткое время, после чего она перемещалась в позицию желания свободы. Она сказала, что чувствовала себя очень неуютно в ожидании внимания от него.
Поэтому я переиграл ситуацию. Я взял роль мужа и сложил руки в позиции ожидания внимания. Она сразу же стала отдаляться, очень активно.
Она соприкоснулась с обилием разочарования. Она чувствовала, что, когда она с ним, ему всегда что-то было нужно от нее и что она всегда отдавала, никогда не получая обратно. Поэтому ее охватила злость и цикл стал очевидным. Она отдалялась, ему требовалось что-то, она еще больше отдалялась и т.д.
Поэтому я предложил добавить еще одну позицию рук: отдающую. Понятно, что у нее не осталось ничего, что она могла бы отдать. Но я принял эту позицию в своей роли мужа и попросил ее оставаться в позиции ожидания внимания/получения.
Это также сильно "опечалило" ее. Она чувствовала себя так, как будто никогда в действительности ничего не получала от него, и что прошло слишком много лет с тех пор, когда она просто отдавала и продолжала отдавать.
Тем не менее я попросил ее перейти в настоящее время и просто позволить себе  прочувствовать переживание человека, которому что-то отдают, каждый раз, когда ее охватывает разочарование. Она согласилась и у нее наметился значительный прогресс в способности получать что-то от людей. Однако вскоре она вновь почувствовала себя не комфортно - ценой получения для нее было то, что ей снова придется отдавать и она боялась этого.
Таким образом открылся более глубинный аспект цикла.
Поэтому я предложил ей меняться местами. Я бы отдавал ей, она бы получала, затем, как только она почувствует себя не комфортно, мы могли бы поменяться ролями. Она могла бы возвращать, чтобы освободиться от "долга", (а я бы получал), но только пока она чувствует себя комфортно.
Ее ритм оказался довольно быстрым, всего лишь по несколько секунд в каждой позиции. Однако она чувствовала себя очень комфортно в этом отношении и ей казалось, что мы не передерживали каждую позицию.
Это переживание было в значительной степени интуитивным для нее и она получила опыт, который был ей так нужен и который она уже не надеялась получить.
Важным моментом было не то, что этот опыт мог бы "исправить" или "исцелить" ситуацию, но то, что он стал исследованием осведомленности, которое породило осведомленность более глубокого уровня о себе, своем контексте, своем участии в циклах, а также предоставила возможность пройти через новое переживание.
Подобные новые чувства, которые появляются в ходе экспериментов Gestalt не являются "решениями", но расширяют кругозор человека и помогают найти новую точку отсчета для того, что является возможным. Они также могут способствовать исцелению в тех случаях, когда такое исцеление невозможно получить из окружающего мира.
Отличительной чертой процесса было то, что он начинался с исследования контекста области. Как только контекст стал понятным, мы переместились в переживание "здесь и сейчас". Чтобы это получилось, она должна была быть уверена, что ее действия не обусловлены никаким указанием "следует", но действительно могли бы объясняться только лишь ее ритмом.
Тот факт, что я участвовал в процессе, говорил о моей способности настроиться на тот момент, в котором она находилась, а также говорил о том, что ей необходимо было получить непосредственное чувственное понимание ее системы.
Это также означало то, что я могу отвечать новыми способами. Я изменил эксперимент, чтобы он включал третий жест "отдающего человека", так как это то, чего очевидно не хватало, и что являлось самым важным компонентом. Это также позволило ей пройти через опыт человека, которому отдают, при том, что цена невысока.

понедельник, 11 августа 2014 г.

Case #25 - 10,000 стрел

Мэри разводилась дважды и сейчас снова живет вместе со своим предыдущим мужем, отцом ее сына.
Я попросил рассказать подробнее.
Они совместно вели бизнес, но у них существовали разногласия в отношении подхода к нему. Со временем он начал проявлять жестокость по отношению к ней. Это продолжалась в течение ряда лет.
Затем он потребовал от нее развод, а впоследствии искал отношений с одной из сотрудниц, с которой он работал.
После того, как та женщина его отвергла, он попросил Мэри выйти за него еще раз, на что она согласилась.
Он продолжал ее бить.
Наконец, после следующих нескольких лет ее терпение в отношении насилия закончилось и она развелась с ним.
Несколько лет спустя они снова начали жить вместе, на этот раз без насилия и она говорит о ее взаимоотношении как об "удовлетворительном" и не чувствует себя несчастной в нем.
Однако, рассказывая обо всем этом, она без сомнения чувствовала как ощущение сильной боли нарастало.
Я спросил ее, как она справлялась с этим; она вспоминала о том, как ее собственная мать и бабушка проходили через подобное (не насилие).
Я спросил о том, как она себя чувствовала. Ее ответ: "как будто 10 000 стрел пронзили сердце".
Я заметил, что она удерживала боль внутри себя, и не переносила ее на других людей, однако я выразил обеспокоенность тем, как это отражается на ней.
Я спросил ее о том, как она себя чувствовала, когда разговаривала со мной как с мужчиной - она сказала, что чувствовала себя в безопасности.
Я сказал ей: так как мужчина пронзил этими стрелами ее сердце, я, как мужчина, хотел бы помочь извлечь их.
Я предложил, что подойду ближе и, очень медленно, с полного ее согласия с каждым моим действием извлеку стрелу.
Я сделал это, положив "стрелу" на землю и недоумевал, каким образом она так сильно пострадала.
Я поинтересовался о том, что она чувствует: она ответила, что у нее болезненные ощущения, но она также была глубоко тронута и почувствовала некоторое облегчение.
Поэтому я повторял этот процесс в два раза чаще, каждый раз отмечая иной аспект ее переживания.
Она почувствовала некоторую расслабленность, но также некоторое онемение в своих руках. Это говорило о том, что ей было достаточно.
Наконец, я предложил, чтобы какой-нибудь ритуал производился с тремя стрелами, и предоставил ей на выбор ряд предлагаемых вариантов. Она выбрала ритуал их погребения.
Поэтому я рассказал ей историю воображаемого путешествия, в которое мы с ней отправились, в лес, закапывая стрелы, наполняя их значением и оставляя их в земле.
В завершение ее переживанием стало ощущение какой-то легкости, и понимание того, что ее действительно заметили и услышали в этом месте.
Я попросил ее выполнять домашнее задание и повторять этот процесс, через который мы проходили раз в день, в ее мыслях с другими тремя стрелами, а затем завершать все ритуалом их погребения.
В этом процессе я сначала обозначил ее пространство для того, чтобы в достаточной мере понимать контекст. Затем я использовал тот факт, что я мужчина, чтобы он стал частью процесса исцеления. Я продолжал медленно, проверяя, как она себя чувствовала на каждом этапе и предоставляя ей на выбор множество вариантов.
Я работал с той метафорой, о стрелах, которую она использовала, принимая ее со всей серьезностью и полагая начало процессу исцеления. Важным моментом было не количество извлеченных стрел и не нарастание боли в качестве какого-то постоянного аспекта, но тот факт, что мы положили начало, что это что-то изменило и что сейчас у нее есть способ, с помощью которого она может справляться с этим сама.
В этом случае эксперимент Gestalt был построен непосредственно из тех материалов и слов, которые она предоставила, и он сработал в первую очередь благодаря той основе, которая была заложена во взаимоотношениях, установившихся между нами.

пятница, 8 августа 2014 г.

Case #24 - Брошенный младенец

Я потратил некоторое время в поисках контакта с Джейн в начале сеанса. Я заметил, что она была одета в свой желтого/золотистого цвета топ. Она объяснила, что ей нравились огненные цвета, они приносили тепло и помогали ей справиться с чувством грусти. Джейн рассказала, насколько ей приятно быть рядом с людьми, которые излучали энтузиазм и гениальность; если бы они не были такими, у нее не было бы к ним интереса.
Я спросил ее, над чем она хотела бы поработать - она упомянула бизнес, отца и бойфренда. Я попросил ее выбрать одну тему, и она выбрала бизнес.
Что бы ни выбирал человек - все подойдет и, вполне вероятно, будет близким к цели.
Я попросил объяснить, в чем конкретно заключалась проблема; она ответила, что в ее нацеленности на себя и движении к тому, к чему она хотела двигаться, независимо от желания других .
Я признал, что в этом есть положительные моменты для бизнеса, и мог бы понять, какие это может вызывать трения с другими.
Затем она поделилась, что она жаждет признания и тем фактом, что ее удочерили. Ее собственные родители оставили ее под мостом.
Это изменило все в значительной степени для меня. То, что она поделилась настолько важным и сложным ключевым моментом, говорит о том, что она вверяет мне что-то очень личное и представляющее основу. Вместо того, чтобы просто принимать эту информацию о ней как в какой-то степени полезную и релевантную, в контексте ее увлеченности собой, я принял ее гораздо более серьезно, как глубокий крик с просьбой о "признании", в котором, по ее словам, она нуждалась.
Затем я понял также то, что ей нужна теплота.
Я попросил ее описать, что она чувствует, но она не смогла определить ни одно чувство в себе в тот момент. Кроме того, что ее ноги замерзли из-за кондиционера.
Поэтому я спросил ее о чувстве холодности в отношениях и отметил, что оно является противоположным полюсом по сравнению с теплотой, которую она искала в отношениях.
Однако я не хотел тратить время на обсуждение этого. Я спросил ее: как надолго ее оставили под мостом. Она не знала. Поэтому я попросил ее угадать. Она думала, что на один день.
Конечно она бы простудилась за это время.
Поэтому я попытался извлечь память об этом травматичном событии; я хотел убедиться в том, что произойдет что-то иное. Я спросил могу ли я подойти, чтобы она могла положить ее голову на мое плечо.
Она сказала, что да, и это то, чего она всегда желала.
Поэтому мы так и сделали, и я попросил ее просто вдыхать любую теплоту, какую она только могла получить. Это заняло некоторое время. Сначала она не могла сделать это. Но затем у нее стало получаться; ее дыхание очень участилось, как у младенцев. Наконец, она замедлилась. Я спросил ее о том, что она чувствовала, и она ответила, что тепло, но ее ногам по-прежнему было холодно.. Поэтому я укрыл их одеждой, и мы продолжили. Она сказала, что ее живот издает звуки. Я спросил о ее переживании, она рассказала о том, как пыталась сбросить вес и придерживалась очень строгой диеты.
Очевидно, что дело было в жажде питания, жажде эмоциональной теплоты. Поэтому я задал ей вопрос и затем положил свою руку ее на живот, и попросил ее вдохнуть тепло внутрь себя.
Мы повторяли это еще некоторое время, послу чего, отдавая теплоту, я отступил.
Она сказала, что побывала на многих семинарах, но никогда не получала такого ответа на ее проблемы.
В процессе, который используется в Gestalt,  мы руководствуемся и нацеленностью на взаимоотношении "здесь и сейчас" и также на общем контексте, а также на том, чего там не хватало. Все, о чем она говорила, собралось вместе: необходимость в признании, желание теплоты, ее жажда питания и переедание, ее самозаинтересованность выживания.
Таким образом, я поднял признание на самый глубинный уровень, на какой только мог, в основном невербальный, на уровне касания; так как младенец переживает общение в основном на невербальном тактильном уровне.
Вспомогательная работа в терапии может оказаться полезной, но наиболее глубокие изменения можно получить через взаимоотношение. Ключевым моментом является способность настраиваться на нужды клиента во взаимоотношении, а в дальнейшем способность находить способ удовлетворить эти нужды оказывает значительное воздействие.

среда, 6 августа 2014 г.

Case #23 - Отец-алкоголик

У Мэри были "проблемы с ее отцом".
Сначала я потратил некоторое время, пытаясь установить контакт с ней. Я рассказываю ей о том, что конкретно на сегодняшний день я уже нахожу в ней: энергичная, открытая и, что касается моей реакции на нее, это теплота.
Я спрашиваю о том, что она находит во мне. Она чувствует себя расслабленной со мной; считает, что я дружелюбный.
Я спрашиваю о различиях и схожих чертах между ее отцом и мной.
Различия: он критикует то, сколько она тратит денег; временами он очень много выпивает, и она обеспокоена этим и говорит ему об этом.
Схожие черты: он поддерживает и ободряет ее.
Она говорит о том, что ее мама доверяет ей, жалуется ей на ее отца, и у нее есть обида на него.
Я прошу ее определить ощущения в ее теле. Тяжесть в груди, напряженность в ее спине и шейном отделе, некоторая стянутость в животе. Мы тратим некоторое время в ожидании, пока она она выдохнет это.
После чего я проецирую себя в образ ее отца, представляя, что он мог бы сказать.
Играя роль ее отца, я говорю:
- "Я хочу, чтобы ты уступила; выбор, который я делаю в своей жизни, является моим решением; тебе необходимо заботиться о своей собственной жизни".
- "Я хочу, чтобы ты поняла то, что мы с твоей мамой решим вопросы по-своему, пожалуйста, не беспокойся о наших отношениях."
- "Если твоя мама жалуется тебе на меня, я хочу, чтобы ты не принимала это и сказала ей, что ты не желаешь слышать об этом."
После каждого из этих заявлений я спросил, какие у нее ощущения; она сказала, что чувствует облегчение.
В завершение я попросил ее глубоко вдохнуть это ощущение освобождения и облегчения.
Она хотела поднять еще один вопрос в связи с ним, но я попросил ее остановиться на этом, и просто побыть в ощущении облегчения некоторое время.
-
В этом процессе я начал непосредственно с предыстории взаимоотношений, так как я знал о проблеме с ее отцом и хотел исследовать те способы, с помощью которых я мог переместиться в ситуацию, подобную этой. Это позволило бы мне лучше увидеть, какие проблемы у нее были и переживал ли я их также.
Различия и схожие черты помогают сделать наше взаимоотношение определенным и не только отличать меня от него, но также найти точку соприкосновения и подобрать ключи к установлению взаимности между нами.
Очевидно, что система семейных отношений превалирует в жизни Мэри и это не является здоровой тенденцией.
Таким образом представляя себя в роли отца, я способен донести идею об этом, что скорее всего повлияет на нее. Это напоминает утверждение о семейном дереве.
Очевидно, есть проблемы с алкоголем, но мы не можем решить их все сразу, поэтому совершенно ясно, что ей нужно прекратить спасать своего отца. То, что она услышала от него просьбу экзистенциальной ответственности,  может помочь ей отступить и сфокусироваться на своих собственных нуждах.
Чувство облегчения указывало на то, что мы двигались в правильном направлении. Первоначальное соматическое обследование стало базовой точкой отсчета и обеспечило мою способность отслеживать изменения.

суббота, 2 августа 2014 г.

Case #22 - Волк у двери.

Мэт был успешным предпринимателем. Он провел большую часть своей взрослой жизни в изучении себя, обучении на курсах, в чтении книг о том, как самостоятельно решать проблемы, и в выстраивании своего положительного момента в жизни.
Недавно он развелся с женой, в его жизни произошел новый поворот и появилось новое взаимоотношение. Его бывшая жена была очень критически настроена, в особенности в отношении его финансовой жизни и работы. Хотя он был успешным и у него было действительно социально ответственное предприятие, он не был богат. С ее стороны постоянно были нападки на него за то, что ему не хватает того, что, по ее мнению, является финансовым успехом.
Он пришел ко мне после того, как испытал приступ паники на своем рабочем месте. Он был "парализован" большую часть дня.
Поводом стал разговор, который у него состоялся утром с его бывшей женой: она требовала, чтобы он немедленно бросил свои утренние планы и приехал забрать их сына потому, что ее машину необходимо было поставить в гараж. Как обычно, в ее разговоре с ним она была резкой, обвиняя и критикуя его.
Однако не так давно также произошли другие события: он не смог получить большой контракт, который он надеялся заключить; ряд больших счетов оплачивались с опозданием; он делал очень много положительных вещей в жизни, включая написание книги, чтобы сделать свою карьеру, но ни одна из них не оплачивалась немедленно; предыдущий партнер по совместному предприятию преследовал его в судебном порядке; и в конце концов он взглянул на выписку из банковского счета и там осталось лишь $100.
Я спросил его, как он себя чувствовал, рассказывая мне все это. Он продолжал излагать свои мысли о том, что происходит, рассказывая различные истории...но я прервал его, и направил его, чтобы он рассказал о своем телесном ощущении.
Он сказал, что раньше во время приступа паники он ощущал все свое тело так, как будто оно было в смирительной рубашке. Сейчас он чувствовал себя уязвимым, напуганным, в особенности в области грудной клетки.
Я попросил его сконцентрироваться на этих чувствах...он отметил прилив жара и наслоение страха. Он сравнил это ощущение с вторжением иностранного захватчика.
Затем он привел аналогию, которую использовал когда-то его отец: волк у двери.
Обычно, когда его уверенность была повышена, он вполне мог иметь дело с проблемами. Но прямо сейчас, когда его уверенность оставила его, волк смог бы получить его.
Я предположил, что это все равно что волк был не только у двери, но стоял перед ним.
Поэтому я предложил ему представить, что волк был сверху на нем. Он сказал: "Его слюна стекает, капая на меня". Затем я попросил его прочувствовать, каково это: быть загнанным в угол и слышать тяжелое дыхание волка и чувствовать, как его слюна стекает на его лицо. Я посоветовал ему дышать глубоко, концентрируясь на чувстве страха по всему телу. Я сказал ему, что он почувствует огромное количество энергии в своем теле и, если это зайдет слишком далеко в какой-то точке, он может остановить процесс.
Он сделал это, и все его  тело передернулось в спазмах. Спустя некоторое время, он открыл глаза и сообщил с удивлением, что ощутил движение большого количества энергии в своем теле.
После чего я попросил его представить, что он - волк, который стоит перед Мэтом, со стекающей слюной. Я попросил его поговорить с Мэтом и донести до него некоторые сообщения.
По прошествии некоторого времени он открыл свои глаза. Все его проблемы ушли. Он сказал: "Это действительно мудрый волк".
Он понял, что ранее идентифицировал себя в качестве овцы и представлял этот образ: он был слабый, скромный, уязвимый и его уверенность была подорвана. Волк был его "я", от которого он отрекся, полный силы, чтобы иметь дело с проблемами, с которыми он сталкивался на личном и профессиональном уровне.
В этом процессе, я использовал идентификацию, и в особенности начал с тех подсказок, которые дало его тело. Я следовал ассоциации "захваченный", так как очевидно было, что это было чем-то большим, чем просто прощупываемая угроза, он был парализован страхом - очень внезапное переживание опасности.
Таким образом, согласно методу Gestalt, мы погружаемся непосредственно в переживание опасности, но с достаточной внешней поддержкой. Затем мы двигаемся в другую полярность - становимся кем-то, представляющим опасность, что приводит к исцелению внутренней раздробленности.

© Lifeworks 2012

Contact: admin@learngestalt.com

Who is this blog for?

These case examples are for therapists, students and those working in the helping professions. The purpose is to show how the Gestalt approach works in practice, linking theory with clinical challenges.

Because this is aimed at a professional audience, the blog is available by subscription. Please enter your email address to receive free blog updates every time a new entry is added.

Gestalt therapy sessions

For personal therapy with me: www.qualityonlinetherapy.com

Enter your email address:

Delivered by FeedBurner

© Lifeworks 2012

Contact: admin@learngestalt.com

Языки:

HOME

Informed Consent & Rates

PROFESSIONAL TRAINING

Gestalt Therapy Defined

PROFESSIONAL SERVICES

PAYMENTS

OTHER STUFF

Links

Book:Advice for Men about Women

BLOGS

• English

Bahasa

Čeština

Deutsch

Español

Français

Greek ελληνικά

Hindi हिंदी

Magyar

Melayu

Italiano

Korean한국의

Polski

Português

Română

Russian Русский

Serbian српски

Chinese 中文

Japanese 日本語

Arabic العربية

English Bahasa Čeština Deutsch Español Filipino Français ελληνικά हिंदी Magyar Melayu Italiano 한국의 Polski Português Română Русский српски 中文 日本語 العربية

If you are interested in following my travels/adventures in the course of my teaching work around the world, feel free to follow my Facebook Page!

Can you translate into Russian? I am looking for volunteers who would like to continue to make this translation available. Please contact me if you would like to contribute.

Gestalt therapy sessions

For personal therapy with me go to: www.onlinetherapy.zone

vinaysmile

I publish this blog twice a week. It is translated into multiple languages. You are welcome to subscribe

logosm1

Links

Career Decision Coaching

Here

and here

Lifeworks

Gestalt training and much more

http://www.depth.net.au

For Men

Here is a dedicated site for my book Understanding the Woman in Your Life

http://www.manlovesawoman.com

The Unvirtues

A site dedicated to this novel approach to the dynamics of self interest in relationship

http://www.unvirtues.com

Learn Gestalt

A site with Gestalt training professional development videos, available for CE points

http://www.learngestalt.com

We help people live more authentically

Want more? See the Archives column here

Gestalt therapy demonstration sessions

Touching pain and anger: https://youtu.be/3r-lsBhfzqY (40m)

Permission to feel: https://youtu.be/2rSNpLBAqj0 (54m)

Marriage after 50: https://youtu.be/JRb1mhmtIVQ (1h 17m)

Serafina - Angel wings: https://youtu.be/iY_FeviFRGQ (45m)

Barb Wire Tattoo: https://youtu.be/WlA9Xfgv6NM (37m)

A natural empath; vibrating with joy: https://youtu.be/tZCHRUrjJ7Y (39m)

Dealing with a metal spider: https://youtu.be/3Z9905IhYBA (51m)

Interactive group: https://youtu.be/G0DVb81X2tY (1h 57m)